Лия Ахеджакова. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Ахеджакова выступила с гневной речью про «оскорбленных патриотов»

Источник: Dni.ru

Лия Ахеджакова удостаивается награды «Звезда театрала» не впервые. Например, в 2013-м она получила приз за «Лучшую женскую роль второго плана». Была отмечена статуэткой и ее гражданская позиция. А в 2021-м она была названа «Легендой сцены». Но, выйдя на сцену театра имени Вахтангова, актриса разразилась гневной отповедью о подмене смыслов и ценностей.

«Быть или не быть – вот в чем вопрос, – процитировала Шекспира Лия Меджидовна. – Смыслы стали меняться! Например, историческая, трагическая память народа заворачивается в красивую легенду и ее нам суют вместо подлинной истории. Более того, этой легенды нам надо придерживаться, иначе товарищ Бастрыкин (председатель следственного комитета России – Прим. ред.)…»

Изменилось, по мнению актрисы, и понятие «патриотизма». «У этого слова великий смысл, – уверяет Ахеджакова. – Но вдруг оказывается, что какая-то группы оскорбленных патриотов, которая называет себя «сербами» (SERB – Националистическая политическая группа, действующая на территории России и Украины, известна своими провокациями против оппозиции – Прим. ред.), приходит к театру, и, не посмотрев спектакль («Первый хлеб» – Прим. ред.), требует искоренить ошибки в нем. Какая-то невероятная цензура! Причем угрожают, что если к ним не прислушаются – это со мной история! – то тогда придет какой-то патриот в зал и из бутылки шампанского разбрызгивает фекалии. Как шампанское! И зритель убегает. Они уже это сделали! Или Олегу Табакову клали на ступени театра отрезанную голову свиньи (в 2015 году православные активисты так боролись со скандальной постановкой Константина Богомолова «Идеальный муж» – Прим. ред.)»

Вспомнила Народная артистка России еще про одну категорию недовольных. «Это оскорбленные патриоты, которые называются «ветераны войны», – пояснила Лия Меджидовна. – Но я не могу себе представить, чтобы ветераны бегали по театрам и занимали цензурой, выводили театра на чистую воду. Но ведь, действительно, ветераны пишут доносы на спектакли, который не видели, а потом в театр приходит следователь и меня допрашивает! А я за свой театр и за своих авторов ручаюсь!»