Фото: соцсети

Стали известны возможные последствия в деле с особняком Пугачевой

Источник: Dni.ru

Председатель Республиканского юридического общества Александр Хаминский: Скандал с домом Максима Галкина – не более чем самореклама «правозащитника» из Кирова.

В средствах массовой информации вчера начали муссировать вопрос, связанный с несоответствием дома известного шоумена Максима Галкина и его супруги Аллы Пугачевой требованиям нормативных актов в области строительства. По мнению автора обращения в контрольно-надзорные органы – кировского юриста Ярослава Михайлова – дом, вернее, замок Галкина превышает установленные ограничения по этажности (не более трех надземных этажей) и высоте (не более 20 метров от земли до конька).

На самом деле кроме как пиар-акцией действия «правозащитника» назвать трудно. Даже если дом или иное строение не соответствует требованиям, подать заявление о проверке фактов и привлечении к ответственности могут только соседи, представители органов местного самоуправления или прокурор. Поэтому хитрый юрист и попросил проверить действия органов стройнадзора и регистрации, а не самого Галкина. Это первое.

Второе. Никаких нарушений на самом деле нет. Я. Михайлов в данном случае пытается «привязать» нормы обновленного Градостроительного Кодекса РФ к правоотношениям, возникшим задолго до вступления в силу изменений. Дело в том, что правоотношения в области строительства регулировались огромным количеством законов, подзаконных актов, инструкций и стандартов. Они зачастую противоречили друг другу, так как отсутствовали единые подходы и понятийный аппарат. Масла в огонь подлила и так называемая «дачная амнистия». Она максимально упростила легализацию уже построенных домов, разрешив не применять большинство имевшихся на тот момент документов.

Для того, чтобы упорядочить, наконец, в полном объеме правоотношения в области строительства, в 2004 году был принят Градостроительный Кодекс. Согласно ему изданные к тому моменту правовые акты могли применяться в той мере, в которой они не противоречили самому Кодексу. Речь идет о сотнях Сводов правил, СНиПов, Республиканских и городских строительных норм. Однако и в Кодексе имели место правовая казуистика, а зачастую и просто «дыры». Так, не было определено, что же такое «жилой дом», «индивидуальный жилой дом», «одноквартирный жилой дом», «объект жилищного строительства». В виду этого многие имевшиеся ограничения и требования прекратили применяться. Ведь когда речь идет о праве собственности, его ограничение возможно только в силу закона, к которому поименованные правовые акты не относятся.

Чтобы снять назревшую правовую коллизию, в августе 2018 года Федеральным законом № 340-ФЗ был введен целый ряд изменений в ГрК РФ. В нашем случае самое интересное – это п. 39 ст. 1 Кодекса. Теперь законодатель ввел определения жилого дома и установил ограничения по этажности и высоте. Опытный юрист Михайлов должен был знать, что эти нормы могут быть применимы только к новому строительству.

И в заключение о возможных последствиях. Думаю, что обращение не будет поддержано уполномоченными органами по причинам, которые я привел. Но если вдруг представить, что контролеры найдут-таки основания для передачи дела в суд, а суд вдруг примет решение не в пользу Галкина, ничего страшного не произойдет. Всегда имеется возможность изменить назначение здания с жилого на нежилое. И организовать в нем, к примеру, гостевой дом. Или выделить отдельно жилую двухэтажную половину, а вторую часть, которая, собственно, и напоминает замок, обозначить как объект пожарной безопасности. Но и это из области фантазии. Жилой дом, построенный и сданный в эксплуатацию в соответствии с актуальными на тот момент требованиями, никто никогда не тронет.