Ольга Алисова. Фото: РИА Новости/Кирилл Каллинников

Как будет защищаться сбившая «пьяного» мальчика Ольга Алисова

Источник: Gazeta.ru

Апелляции участников громкого судебного дела о погибшем в ДТП мальчике из Балашихи 23 апреля 2017 года будут рассмотрены 1 марта. Суд Московской области должен решить: оставить назначенное виновнице ДТП 31-летней Ольге Алисовой в силе (3 года колонии поселения и выплата 2,5 млн руб. отцу ребенка Роману Шимко), либо отправить дело на пересмотр, чего, по данным «Газеты.Ru», может потребовать прокуратура.

В своей жалобе защита Алисовой указала ряд претензий к проведению следственного эксперимента и выполненной с использованием полученных данных автотехнической экспертизы. Свою защиту адвокат Алисовой Наталья Куракина намерена, в частности, строить на выводах независимого специалиста А. Сака, который проанализировал ситуацию, и встал на сторону осужденной. Напомним, что суд первой инстанции отказал в приобщении выводов эксперта к делу, буквально высмеяв его компетенцию во время заседания. Однако в апелляции Алисова требует проведение новой автотехнической экспертизы и учета выводов найденного ею эксперта. 80-страничный документ оказался в распоряжении «Газеты.Ru»: с его помощью мы выяснили принципиальные аргументы, на основе которых Алисова будет доказывать, что ДТП – несчастный случай, а выводы официальной автотехнической экспертизы ошибочны.

Скорость автомобиля Алисовой – не выше 16,7 км/час

Эксперт Сак утверждает, что на основе записей с видеокамер, в объектив которых попал автомобиль Hyundai Solaris Алисовой до ДТП, а также всех имеющихся параметров, в том числе длине проезжей части, смог определить точную скорость движения автомобиля Алисовой — 16,73 км/час.>

Отметим, что скорость движения Solaris во время следствия определялась с помощью следственных экспериментов с учетом показаний свидетелей Анастасии Кузнецовой и Валентина Дроздова. Однако эксперт настаивает, что результаты по определению скорости движения ТС по показаниям очевидцев, не могут быть достаточно точными, поскольку зависят от субъективных и индивидуальных качеств очевидцев, а также от условий проведения следственного эксперимента.

Другой автомобиль и другой мальчик

Как пишет эксперт, после рокового ДТП вместо автомобиля Solaris черного цвета, за рулем которого и ехала Алисова, в эксперименте по определению скорости движения машины был задействован совершенно другой автомобиль — Lada 217030 белого цвета под управлением водителя-статиста.

Свидетелям было предложено указать то место, с которого они наблюдала движение автомобиля Solaris с момента начала движения и до наезда. Свидетельница Кузнецова указала на место, возле входа во второй подъезд. Расстояние между фишками составило 50,4 м (одна фишка на месте наезда на ребенка, а другая – где Кузнецова увидела Solaris). Затем, водитель-статист и находящийся в автомобиле на переднем сидении понятой поехали ко второй фишке. По команде следователя автомобиль участник эксперимента начал движение от второй фишке к первой, мимо Кузнецовой. Было проведено четыре заезда.

Первый заезд осуществлялся со скоростью 30 км/ч; второй -27 км/ч; третий и четвертый – 40 км/ч. Свидетель указала, что скорость движения автомобиля Solaris соответствовала скорости 30-40 км/ч.

При этом эксперт Сак обращает внимание, что свидетельница наблюдала автомобиль в стороне от кустов близ подъезда, без помех для наблюдения. А согласно схеме по данному следственному эксперименту, на момент ДТП женщина стояла у входа 2-го подъезда и смотрела сквозь стволы и ветки деревьев, хоть и без листвы.

«Автомобили были разного цвета, габаритов, оснащены разными коробками передач (5-ступенчатая «механика» у Lada и четырехступенчатый «автомат» у Solaris) отличается и время проведения эксперимента – вместо 19 часов он состоялся в солнечный день. Кроме того, следственный эксперимент проводился при отсутствии припаркованных автомобилей вдоль левого бордюра, чего не было на момент ДТП», — говорится в выводах эксперта. — Однако почему-то, в «протоколе дополнительного осмотра места происшествия» было отмечено, что на момент проведения указанного осмотра места происшествия восстановлена такая же обстановка, как и была на момент совершения ДТП. Кроме того, нигде в материалах не были указаны точно возраст, вес и рост ребенка-статиста».

Эксперт подвергает слова свидетелей сомнению

Эксперт подверг сомнению показания и свидетеля, Валентина Дроздова, который рассказывал, что видел, как автомобиль Алисовой проехал мимо него на высокой скорости. При участии Дроздова в качестве свидетеля было произведено шесть заездов: первый — со скоростью 15 км/ч; второй – 30 км/ч; третий – 40 км/ч; четвертый – 30 км/ч и пятый, шестой – 40 км/ч.

Мужчина указал, что автомобиль Алисовой ехал со скоростью 30-40 км/ч. По его словам, после того, как машина проехала мимо, сразу сзади он услышал звонкий удар.

Далее, по словам Дроздова, он увидел, что под днищем проехавшего мимо него автомобиля вращалось тело ребенка. Затем автомобиль начал плавно останавливаться. При этом задним правым колесом совершил переезд тела ребенка, после чего остановился. Дроздов указал на место обнаружения им автомобиля в момент его движения со стороны 4-го подъезда. В то место был установлен конус, затем конус был (второй) установлен в то место, где Solaris остановился. Расстояние между конусами составило 21,6 метров.

У эксперта вызвали сомнения слова о том, что удар был «звонким»: «мальчик был одет в многослойную одежду и справа были только два кровоподтека на руке и голени и одна ссадина на бедре, — говорится в выводах. — Вызывает сомнение, что свидетель Дроздов мог видеть в тени под днищем автомобиля, имеющего клиренс 16 см, как тело вращалось и что это тело было тело ребенка. Свидетель обернулся на звук удара, на что соответственно было затрачено время, а значит, не мог увидеть конкретное место наезда, тем более, что оно было скрыто за автомобилем. При этом, поскольку же свидетель обернулся на звук удара, то на момент ДТП он не мог наблюдать движение автомобиля на всем участке между конусами, а, следовательно, наблюдать, с какой скоростью машина ехала непосредственно перед наездом.

Эксперт приходит к выводу, что понятым заранее было известно, в каком месте на пешеходной дорожке им следует увидеть мальчика-статиста («высмотреть» кого и где, да успеть увидеть в просвете между припаркованными автомобилями, за доли секунды», — пишет Сак).

Не было технической возможности затормозить

Напомним, что при вынесении судебного решения в отношении Алисовой, учитывал заключения автотехнической экспертизы. Согласно ее выводам «в данной дорожной ситуации, при заданных и принятых исходных данных водитель автомобиля Hyundai Solaris располагал технической возможностью предотвратить наезд пешехода путем применения экстренного торможения».

Однако независимый эксперт со стороны Алисовой категорически с этим не согласен, приводя собственные расчеты. «Согласно следственному эксперименту с мальчиком-статистом скорость его движения определялась преодолением расстояния 6,2 м (это расстояние, с которого понятые смогли увидеть мальчика-статиста, — « Газета.Ru») за: 1 – 2,45 сек.; 2 – 2,63 сек.; 3 – 2,39 сек (время трех попыток мальчика-статиста, которое ушло на то, чтобы добежать до места наезда, — «Газета.Ru»). С учетом этих данных скорость равномерного движения пешехода-мальчика (мальчика-статиста) могла составлять 9,34 км/ч.

«С учетом этих значений скорости движения пешехода-мальчика в распоряжении водителя Hyundai с момента появления пешехода-мальчика из-за задней части припаркованного автомобиля до момента наезда, соответственно, составляло 0,79 сек, — считает Сак. — Это меньше времени, необходимого в данных условиях для полного приведения в действие тормозной системы Solaris — 1,05 сек.

В данных условиях в сложившейся ситуации водитель Hyundai не имел технической возможности предотвратить наезд на пешехода-мальчика, появившегося на проезжей части дороги из-за задней части припаркованного автомобиля, путем торможения и, соответственно, не имел технической возможности выполнить требования п. 10.1 абз.2 ПДД без наезда с остановкой автомобиля до места наезда».

Отметим, что потерпевшую сторону также не устроил ряд выводов экспертов – так Роман Шимко настаивает, что Алисова ехала значительно быстрее, а травмы, которые получил ребенок, были гораздо более серьезными, чем это указано в выводах судмедэксперта. Кроме того, Шимко уверен, что произошел переезд тела мальчика колесом автомобиля. В то время как экспертиза не смогла не подтвердить, не опровергнуть этот факт. Согласится ли суд рассматривать все эти доводы, станет известно совсем скоро.

   
Загрузка...

Отправить ответ